(no subject)

Привет.
Меня зовут Юля. Но вообще-то меня зовут Юша.

Временами я рисую .
Временами я пишу стихи (?).
Временами я думаю, что за моими друзьями надо бегать с диктофоном, ибо они зажигают .
Временами я пишу разнообразные тексты. В принципе, это основа журнала, которую вытесняют то стихи, то рисунки, то диалоги.

Вместо автопортрета или фотки:


(no subject)


Внезапно написала сценарий для короткометражки.
Сценарий написан в рамках курса сценарной мастерской Александра Молчанова "Сценарий за неделю".

А вот и сам сценарий:

ХОРОШАЯ ИСТОРИЯ


...Collapse )

От слова к рисунку. Часть 2.

НАЧАЛО ТУТ

Продолжение юности

За годы обучения на журфаке сомнения в выборе тоже не посещали мою голову. Когда я только-только поступала, то телевизор можно было смотреть без желания прицепить к нему дворники, люди покупали газеты, существовали неплохие журналы даже на региональном уровне, а интернет-фастфуд только-только появлялся на горизонте. И был еще бел и невинен. По крайней мере, мне так казалось. А моими любимыми каналами были MTV и НТВ. Потому что они были офигенны.

Рисование мое отошло на второй план: я порисовывала на некоторых скучных парах, снова клепала какие-то комиксы-не комиксы для университетских газет, ну и малевала депрессивные картинки, видимо, чтобы показать Богатство Внутреннего Мира, ага. Были еще всякие обложки для местных музыкальных групп, попытки сделать логотипы для стартапов знакомых и прочие "дизайнерские" ухищрения.
После окончания универа меня начало мотать туда-сюда. Во-первых, я моталась между Воронежем и Питером, потому что... Всю жизнь, с тех самых четырех лет, когда научилась читать, я моталась между Воронежем и Питером. Спб - мой второй родной город.

Во-вторых, я моталась по разным конторам, хоть мало-мальски связанным с текстами. Теперь, если мне внезапно ударит в голову написать душещипательный роман "Как найти очередную сомнительную работу и не сойти с ума", эта книга разойдется, как горячие пирожки в школьной столовой, как свежий самогон во дворах Коминтерновского района Воронежа, как косметика из "Летуаля" в сезон распродаж. Я чувствую, что это будет мой шедевр. Но если вкратце, меня мотало от "Смешариков" до редакций сайтов-однодневок про скидочные купоны, от рекламных агентств до глянцевых журналов, от предвыборных кампаний до блогов. Я даже учила детей в школе. Плохому. То есть, журналистике.
Если честно, то после выпуска мне совсем не хотелось в традиционную журналистику. Никак. Вот и залезала в разные дебри. Попробовала все, от чего открещивалась в студенческие годы, даже в политику чутка залезла. Разве что на телевидение или радио не понесло, а могло бы. Иногда было весело, иногда полный привет. Про все эти места работы можно говорить бесконечно.



Точка невозврата наступила примерно 1,5 года назад, осенью 2013-го. Я обнаружила себя работающей уже несколько месяцев в Питере в крупной компании, которая занимается бытовой техникой. В трудовой книжке значилось заветное слово "редактор", хотя сама должность была достаточно прозаичной. Но редактировать и вправду приходилось, наряду со многим другим. Офис находился в прекрасном бизнес-парке, куда от метро путешествовал забитый планктоном автобус. Стеклянное здание, стеклянные лифты, стеклянные глаза коллег после многочасового креатива. По парку бегали белки. На территории парка находилось несколько кафешек и шикарный развеселый офис "Яндекса". Через сто метров - набережная, Нева, чайки, благодать.

Я все это так расписываю, чтобы стало понятно: я шагнула на первую ступеньку лестницы, которая ведет к мечте любого среднестатистического человека. Ну, возможно, кого-то больше прельстила бы Москва, не спорю. Кого больше прельщает, пусть представит, что я в Москве в такую сказку попала. Ах, да, еще и зарплата. Зарплата там была нормальная, конечно, не без косяков, но по сравнению с адом и трэшем, который творился в пункте "зарплата" во многих других конторах... В общем, было ок. Можно было не обращать внимания на пропускную систему "опоздал - накажем, опоздал с обеда - накажем, большой брат следит за тобой даже в туалете" и другие мелочи. А еще я работала среди умных людей, за небольшими исключениями. Это очень важно.

Но через несколько месяцев я, как говорила моя искрометная коллега, "перестала мочь". Разговаривать могла только про червей, которые пожрут наши бренные тела, поэтому все не имеет смысла. Спала через раз, радовалась ново-пасситу, творила какую-то фигню и постоянно хотела изрядно напиться, желательно, вне рабочего места. В общем, что-то было не совсем так. Казалось, вот оно - отличные стартовые данные, пиши изо дня в день одно и то же, нарабатывай стаж, мечтай о светлом будущем и повышении и смотри на охеренный закат над Невой из окон корпоративного автобуса. Но нет. Я предпочла впасть в немилость у начальства и тихонько уволиться.

Потому что в 27 лет я решила поменять профессию и стать художником.

Продолжение будет

От слова к рисунку. Часть 1.

Автобиографическая пятиминутка объявляется открытой. Дальше по плану полотно текста про "как я дошла до жизни такой".

Детство и юность.

Начну с детства.

Еще в совсем юном возрасте в моей жизни появились две страсти: слова и рисунки. Читать я научилась года в четыре, а рисовать...не помню, но подозреваю, что попытки были и до чтения. Читала взахлеб, обожала сказки, а в подарочных изданиях и детских журналах были изумительные иллюстрации, которые я тоже обожала. Читала и рассматривала, рассматривала и читала. (Сейчас смотрю на огромную домашнюю библиотеку и удивляюсь, как в те непростые времена можно было вообще достать все эти удивительные книги) И мне очень хотелось стать участником этого мира. Писать и рисовать.



Сочинять у меня получалось всегда. В моей семье почти все были совсем творческие, ага, на все головы, так что с фантазией и воплощением идей проблем не было. Я пробовала писать стихи еще в дошкольном возрасте, а чуть позже подтянулись и рассказы, и даже пьесы (дедушка - актер, а как же иначе). Подростком вообще перестала контролировать поток рифм в голове, а вместо прозы выдавала какой-то авангард, ну, в общем, нормальный долбанутый музой тинейджер.

С рисованием было сложнее. Оказалось, что скопировать рисунок не так-то просто, в отличие от копирования стихов или попытки связать слова в предложения и выдать за шедевр. В рисунке косяки были видны моментально. Но так получилось, что на момент осознания " хочу научиться рисовать" я уже года четыре занималась в музыкальной школе. Художку я бы вряд ли потянула, правда. Сразу оговорюсь, что и в музыкальную школу меня никто силком не загонял. Отчетливо помню, как в 6 лет в летнем лагере попробовала с вожатой играть на фортепиано и мне понравилось очень. Вот и пошла учиться. А рисование казалось чем-то манящим, но далеким и сложным, как полеты в космос.

Несколько лет я рисовала примерно так же, как любой ребенок - всякие принцессы в адских платьях, с кусками зефира вместо волос на голове, жуткие портреты "милая мама, с днем 8 МАРТА", потом корявые деревья и первые попытки построить перспективу на уроках ИЗО... Наверное, подзабытое желание научиться рисовать по-настоящему возникло у меня уже в 8-9 классах. Моя соседка по парте ходила в художку. И в обычной школе рисовала на уроках. Чаще всего, глаза. И получалось круто. Потому что, блин, если учиться этому несколько лет, то рано или поздно получится круто, правда. Я подсматривала, вытягивая шею. Это был такой молчаливый мастер-класс. И уже дома повторяла по памяти все эти волшебные линии и штрихи. Видимо, я была редкостной дурочкой - можно было просто попросить устроить полноценный урок. Все-таки мы даже не просто за одной партой сидели, а дружили. Но в тот момент игры во флирт с мальчиками и всяческие страдания были гораздо интереснее, чем мастер-классы по анатомии глаза.



Параллельно не остывала моя любовь к печатному слову. Школьные сочинения давались не то, что легко, а сверх легко, я часто вступала в дискуссии с учителями литературы. Уже классе в десятом я решила, что буду поступать на журфак. Еще школьницей работала в газетах, как детских, так и вполне себе взрослых и писала пусть не гениальные, но нормальные для своего возраста тексты. Если меня заносило в наматывание соплей на кулак и ересь, то в редакциях это поправляли. Правда, работая в детском издании (газета для детей, авторами в которой были школьники), помимо создания текстов я рисовала комиксы, с "корпоративными" героями, образы которых сама и придумала. Ну да, не могла определиться с главным делом жизни, не могла.

Очередное глобальное соперничество между рисунком и словом произошло на слете юных журналистов в Подмосковье. По сути это была такая творческая тусовка старшеклассников, вроде выездного лагеря. Ну тусовка тусовкой, а поработать и сделать газеты тоже надо было. И выбрать себе направление в журналистике. Честно сказать, не помню, что именно нам предлагали, но я пошла в какие-то репортажные дебри что ли... Ну, бегать с диктофоном и блокнотом, сочинять вопросы на ходу, писать тексты за 20 минут и опять бежать - вот это вот все. А потом в промежутке между очередным текстом и новым забегом случайно помогла ребятам из художественного отдела нарисовать плакат на социальную тему. Что-то про защиту животных, по-моему... Руководитель нашей группы из славного Воронежа, когда это увидела, округлила глаза и отозвала меня в сторону. Далее случился странный диалог:

- Ты зачем в репортажники пошла? Ты же вон как рисуешь!
(Я, с недоверием) - Да рисую, как рисую, что.
- Не прибедняйся! Нам художники позарез нужны!
- Так я же на журфак поступаю, мне бы практику...
- Дома я тебе практику обеспечу, рисуй давай!

В общем, оставшуюся смену я совмещала рисунки и тексты. Нормально, мозг не взорвался. А вот сомнения поселились. Но в 17 лет мне казалось, что резко поменять решение и начать карьеру художника слишком...поздно. В 17 лет. Поздно. Да и писать мне нравилось, повторюсь. Поэтому я даже не сомневалась в том, что буду поступать на журфак. И поступила. В свой же день рождения такой подарок себе сделала. И была очень рада проучиться там 5 лет.

Продолжение будет.

А вот и продолжение!

Хвостатая бессонница

Триумфальное у меня возвращение в ЖЖ)

Ребятушки, кто-нибудь выселял из дома мышей? Хотя бы одну маленькую настойчивую мышь?
Первый ответ очевиден - мышеловка. Но, несмотря на то, что я пишу этот пост почти в три ночи (утра?), разбуженная маленьким мышь-слоном, мне пока жалко убивать тварюгу. Мне жалко, а ей - пофиг, она шуршит, скребет (вуглускр, ага) и, кажется, марширует с крохотным барабанчиком. Если можете посоветовать гуманную мышеловку - спасибо.
Гугл мне ничем не помог, там рекомендуют банку ставить на ребро монеты, а куда-то в середину конструкции класть приманку. Боюсь, мышь-слон сожрет приманку и с грохотом уронит банку, убежав в свое жилище целой, невредимой и не пойманной.
Яд вроде тоже не вариант - маленький хвостатый кошмар может перенести его по всему дому и отравить меня, прежде чем героически помереть в борьбе за свободу. И повторюсь, мышь жалко (я искренне желаю ей найти дом, где она будет счастлива! главное, подальше от моего) Может быть, вы мне расскажете страшилок про ужасные болезни, которые это существо может принести, и я изменю свое мнение?
Главная печаль в том, что пол и плинтуса в квартире старые, все требует ремонта, а этаж первый...Короче, мышка могла появиться откуда угодно. И куда угодно уползти. Может, если она решит вернуться, последовать классике жанра и завопить? Вдруг женщины вопят, чтобы мышь ушла, и это древний годами отточенный ритуал?

Пока что я решила быть шаманом: заклеила щели, которые подлежат заклеиванию, бодрой черной пленкой и разложила по маршруту мыши, который проследила, лавровый лист. Говорят, запах лавра отпугивает мышей. Надеюсь, что животное не сплетет себе лавровый венок и не пойдет снова победным маршем с крохотным барабанчиком на завоевание моей уютной комнатки.

P.S. Блин, не успела дописать пост, как мышь снова выглянула и снова скрылась, завопить я не успела, только с выражением сказать: "Ах ты тварь". Как и предполагалось, место ее прохода не подлежит заклеиванию, надо что-то посерьезнее. Лавр, может, и отпугнул, но скорее, отпугнуло мое резкое движение. Нахреначить что ли строительной пены по всей комнате? Плиз, посоветуйте что-нибудь, я хочу спокойно спать по ночам.

Depeche Mode. 24.06.2013. Питер. СКК

24 июня в питерском СКК снова выступали Depeche Mode. Какое приятное слово «снова», особенно если учесть, что 4 марта в следующем году они там будут. «Снова», ага. Оставлю пока предвкушения и обращусь к воспоминаниям.

Вы догадались, что я скажу: «Концерт был крут». Теперь умножьте свое представление о моих восторгах на 10. Примерно такие эмоции я испытывала и испытываю до сих пор. Я видела своих любимых музыкантов на расстоянии пяти метров! Но про самое вкусное чуть позже. Для начала хочу написать про то, что такое фан-зона. Потому что лично у меня возникал этот вопрос до концерта - «как там будет»? И если кто-то соберется в фан-зону впервые, может, им пригодится эта информация. Ну а всем остальным на поржать и поужасаться.

Под катом очень много букв и даже есть фоткиCollapse )

Про РЖД

Я люблю РЖД.

Самое клевое в РЖД — это лотерея. Точнее, ее реклама. Когда лотерея только появилась, в вагонных туалетах на зеркала наклеили стикеры со слоганом «Возможно, на тебя смотрит миллионер». Было очень неуютно, знаете ли. Я тут вон чего, а на меня, возможно, миллионер смотрит.

Видимо, рекламщикам намекнули, что нехорошо смущать людей. И рекламщики исправились. Сделали другой слоган для зеркал. «Не проспи удачу». У меня две версии. Либо они там думают, что пассажиры в туалете найдут внутреннее умиротворение и заснут. Либо они ошиблись буквой.

Не проспите удачу, друзья мои.

(no subject)

С любовью все понятно. Понятно, что не одно столетие все, кому не лень, пытаются дать определение этому чувству. Понятно, что никто не может объяснить, что такое любовь, но книги афоризмов все пополняются и пополняются вариациями на тему. Подолью масла в огонь — приведу еще одну метафору, достаточно точную, на мой взгляд. Когда человек влюбляется, начинает и продолжает любить, то он время от времени превращается в одно сплошное сердце. Нет, не в красную плюшевую жопу из цветочного ларька. А в пульсирующий орган — желудочки, клапаны, кровь. Не чувствуешь рук, ног, головы — ничего. Только сердце, пульс, бег крови.

С любовью все понятно - с ней непонятно ничего. Как насчет нелюбви?

Может ли человек разлюбить человека? Если развивать и дальше метафору с сердцем, получится, что нет. Чтобы разлюбить, надо прервать это биение, остановить ход крови. Умереть.

Все, кто однажды разгоняли этот живой механизм, остаются с нами навсегда. Мы все равно любим их — даже странно говорить «бывших». Все равно замираем, пульсируем, бьемся. Только как будто в параллельной реальности. Эти «мы» пяти-семи-десятилетней давности в некотором альтернативном здесь и сейчас держатся за руки и верят, что так будет всегда.

И это не значит, что когда-то давно мы любили сильнее, чем сейчас. Просто по-другому.

А вы когда-нибудь чувствовали вот это «разлюбить»? И как это было?

Про сны, хлебушек и DM

Где-то слышала, что самое скучное — это чужие сны. А мне нравится читать о том, что происходит у народа в голове)

Делюсь своим очередным бредом.

Совсем скоро (июнь же — это скоро, да?) Depeche Mode приедут в Питер с концертом — песни, пляски, все дела. Видимо, я заранее настолько впечатлилась, что сны у меня соответствующие.

Снится мне, что нахожусь я на странной open-air репетиции. Странная, потому что в каких-то русских полях-лесах, но при этом с псевдоэлитными коттеджами. Коттеджи напоминают плохо замаскированную турбазу. Вокруг мечется незнакомый народ, все заняты своими делами, движуха продолжается круглосуточно. То аппаратуру настраивают, то свет ставят, то пресс-конференции проводят. В лесу, ага. На турбазе. И к середине сна понимаю, что весь ажиотаж вокруг Депешей. Что это они тут репетируют (WTF?).

Видимо, осознав это, я заулыбалась во сне, перевернулась на другой бок, и как-то очень неудобно уложила голову. Потому что кровь от головы отхлынула, и мозг перестал нормально работать.

Ибо дальше снилось мне, что я стою около служебного входа какой-то летней эстрады. Не стадиона, не концертного зала, а именно летней эстрады — чудовищного сооружения каждой совковой турбазы — иглу в разрезе, а перед иглу деревянные скамеечки. Я стою там, на скамеечках сидят люди, человек пятнадцать, конечно, жутко занятые. Они крутят ручки какой-то аппаратуры, но по-моему, там самым главным устройством был ноутбук. Бывают такие мероприятия, когда к несчастному ноуту подключают отдельный монитор, колонки, проектор, и удивительно, как хомячок не подыхает.

Так вот, я стою у служебного входа и жру хлебушек. Потому что очень хочется есть, а в пределах доступности почему-то только корзинка с тонко нарезанным хлебом. Обычный такой хлеб, черный, «кирпичиком».

И тут из двери, которая по левую сторону от меня, выходит Дейв. Как он есть. Ботиночки стильные, черные прямые брюки, жилетка на голое тело, руки в татуировках, волосы чуть взъерошенные. Идет, виляет попой. И останавливается в двух метрах от меня, осмотреться, оценить обстановку. Оценивает, а потом поворачивается ко мне.

Передо мной стоит человек, голос которого появляется в моем плеере каждый день. Фронтмен любимой группы, историю которой я читала и перечитывала взахлеб раза три. Мечта девушек, дамочек и бабушек всего мира. Просто очень харизматичный и очень сексуальный мужчина.

Он смотрит на меня — я чувствую взгляд даже через его темные очки. Я смотрю на него. Перехватывает дыхание, и пару секунд я вообще не могу ничего сказать.

А потом протягиваю руку с куском хлеба и спрашиваю: «Хлебушка хочешь?»

Дейв отвечает что-то вроде: «О, нет, спасибо, в другой раз». И уходит.

Бля.